Суд над Кокориным и Мамаевым. День восьмой. Как это было Суд над Кокориным и Мамаевым. День восьмой. Как это было
19:00. На этом всё. Продолжим в понедельник — слушание начнётся в 13.00 по московскому времени. Ну а Павел Мамаев желает всем хороших выходных! 18:50.... Суд над Кокориным и Мамаевым. День восьмой. Как это было

Суд над Кокориным и Мамаевым. День восьмой. Как это было

19:00. На этом всё. Продолжим в понедельник — слушание начнётся в 13.00 по московскому времени. Ну а Павел Мамаев желает всем хороших выходных!

18:50. «Просмотр видео сегодня ничего не дал, повторно посмотрели «Кофеманию». Обратите внимание, что Пак ни разу за голову не взялся, хотя Гайсин говорил. Вот вам и сила удара. Все спокойно себя ведут, никаких признаков сотрясения. Получается, что Пак и Гайсин врут.

Важно, чтобы восторжествовала справедливость. Чтобы людей осудили ровно в той степени, в которой они виноваты. Привлекать кого-то к ответственности из потерпевших мы не собираемся. Мы мягко проводили допрос Пака и Гайсина, мы понимаем, что они потерпевшие. Мы только за справедливость.

Посмотрите видеозаписи и всё станет ясно. Не дай бог никому из вас, журналистов, попасть в жернова предварительного следствия. В жернова нашего суда — справедливого и гуманного. Вы никогда не докажете, что вы не виноваты. И никто не понесёт ответственность за незаконное привлечение. Получается, что следователь, собирающий доказательства с нарушением закона, лично в этом не заинтересован. Он действует в интересах государства. За что его наказывать? На таких принципах и построена наша система правосудия.

Запуск программы «Время покажет» оцениваю, как создание основания для заключения ребят под стражу. Ажиотаж был создан для того, чтобы заключить людей под стражу. Мы поэтому не возражали по поводу изучения этой записи. Это как раз незаконное основание, потому что других нет. Только из-за этого их держат под стражей. Это первый канал, там у нас один из потерпевших работает», — отметил Ромашов.

18:40. Адвокат Андрей Ромашов: «Выступления свидетелей оцениваю положительно. Получается, у нас пропал вещдок — стул. В камере хранения вещдоков он есть в ГСУ, но никто не знает — тот ли это стул, какой стул. Он был взят просто, как вещдок, которым были причинены повреждения потерпевшему Паку.

Когда говорят, что оторвана спинка, стул расшатан и так далее, то этим хотят подчеркнуть силу удара. Когда давал показания потерпевший Гайсин, он говорил, что Пак всё время держался за голову. Мы просматриваем видео и обращаем внимание суда на то, что Пак ни разу не взялся за голову. А утверждается, что удар был такой сильный, что стул расшатался.

А сегодня нашлось полное подтверждение того, что стул не расшатан, взяли произвольно один из стульев и придали ему статус доказательства. Уже доказано, что это не тот стул. Были показания официанта, который сказал, что он упрятал стул в кладовку. Электрик, который ремонтировал стулья, говорит, что он его ремонтировал. Третий человек говорить другое и так далее. А сегодня оказалось, что это вообще другой стул. У сегодняшнего свидания показателя короткие, три абзаца, но мы настаивали на допросе, чтобы удостовериться, что это не тот стул».

18:25. Алана Мамаева, жена полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева, рассказала о сегодняшнем заседании суда, на котором рассматривали дело её мужа и нападающего «Зенита» Александра Кокорина.

17:50. На сегодня слушание суда по делу Кокорина и Мамаева завершено. Следующее состоится в понедельник, 22-го апреля, начало — в 13.00 по московскому времени.

17:46. Судья — в ответ на претензии Барика, почему это приходится смотреть: «Запись признана вещественным доказательством не с точки зрения того, что там говорят, а с точки зрения видео».

17:43. Следующее видео — передача «Время покажет». Там был сюжет про драку с участием Кокорина и Мамаева.

Барик: «Это мы и дома посмотрим. Жду не дождусь, чтобы дома посмотреть».

17:40. Стукалова обратилась к судье: «Прошу обратить внимание: если вы имеете в виду этот стул, спинка у него не оторвана».

На месте Пака сидят мужчины, заказывают завтрак, на этом видео заканчивается.

17:37. Новый ролик. В кафе прибираются. Пак говорил по телефону, но вскоре ушёл. В зале убираются, все стулья и столы в естественном положении.

Стукалова комментирует видео: «Не очень интересно смотреть, как уборщица стулья переставляет».

17:23. Теперь показывают видео, которое сегодня появилось на «Рен-ТВ», только с самого начала — с момента прихода Пака. В кадре — в левом верхнем углу Пак, в центре компания, в правом верхнем два человека завтракают, в нижней части пара в деловых костюмах.

17:13. На экране показывают видео с регистратора. Автомобиль остановился у основной сцены какого-то театра. На видео Соловчука естественно не было видно, регистратор был направлен на дорогу.

17:00. Возобновляем заседание! Телевизор переставили по просьбе по просьбе подсудимых. Экран повернут к судье.

16:45. Прокурор объявила, что документы кончились. Предлагает снова смотреть видео.

16:39. Прочитали протокол очной ставки. Соловчук был частично не согласен с показаниями Бабковой: сказал, что он никого не называл петухом. А вот у него Александр Кокорин и Павел Мамаев спрашивали, кого он так обозвал.

Не знаем, зачем вам и нам эта информация, но Бобкова сказала, что выпила за ночь 250 мл виски.

16:35. И очередное ходатайство от прокурора, которое удовлетворяет суд. На этот раз – на изучение очных ставок с Бабковой и Соловчуком. Адвокаты выступали против, поскольку сейчас в зале суда нет ни Бабковой, ни Соловчука. Но будут читать.

16:34. Адвокат Ромашов выступил после того, как зачитали показания полицейских. «Соловчук в своих показаниях указывал, что Александр Кокорин и Павел Мамаев были опознаны им сразу, на месте. Но сотрудникам полиции, как мы услышали, он этого не сказал. Это говорит о том, что он осознавал себя инициатором конфликта, который повлек повреждение машины, ему не принадлежащей»

16:30. Пока про опероуполномоченного Сахарова интересно только то, что именно он получил заявление от Маслий (Ушаковой) по поводу избиения Соловчука и повреждения автомобиля.

16:23. Мы вернулись. И вернулись с чтением протокола допроса опероуполномоченного по Пресненскому району Сахарова.

15:35. В суде тем временем объявлен перерыв. Тоже хотят глянуть, наверное.

15:25. Ого! Телеканал «Рен-ТВ» публикует полную запись драки!

15:05. Теперь про стул.

«Следователь мне сказала, чтобы я предоставил стул. Я ей на это ответил, что сделать это сложно, потому что в ресторане их очень много. Она сказала, что тогда закроют кафе и изымут всю мебель. Тогда мы пришли в зал, она взяла стул и сказала, что изымает его в рамках следственных действий».

14:59. Допрашивают Александра, менеджера «Кофемании». Говорит, ничего не видел, ничего не слышал, ушёл до всех событий — о драке узнал из новостей.

14:44. Ничего интересного, в суде зачитывают показания полицейских. Само собой, все как один говорят примерно одно и то же.

14:31. Показания водителя полицейской машины Токонаева. Это он приехал на вызов к машине Соловчука.

«На его лице было множество гематом, ссадин, видимо, был сломан нос».

14:25. Официантка говорит, что многие гости пересаживались в её зал, поэтому у нее был загруз.

Вопросов больше нет. Девушку отпустили.

14:24. Ромашов уточняет, когда девушке показывали видео с камер, спрашивали ли что-то, связанное с видео. Девушка говорит: «Я сказала следователю, что ничего не видела. Зашла и вышла». О конфликте и всём прочем девушка не знала, об этом узнала от коллег.

14:20. Свидетель Аверкина Ольга:

— Я мало что помню, прошло много времени. Я к 8:30 пришла на работу в кафе «Кофемания». Для меня это обычный день, он мне ничем особо не запомнился. Кроме того, что после обеда там были толпы журналистов.

Начался рабочий процесс, занималась своими делами. Меня вообще не интересуют чужие жизни и какие-то ситуации. Это было активное, осеннее утро. Я работала в другом зале. Кофейня была почти полностью заполнена. На мой позиции точно было много гостей. О компании мне стало известно позднее, по рассказам коллег. Лично я их не видела. Было громко, да. Я слышала только девушек, вроде что-то даже разбили. Больше ничего сказать не могу. В этот зал я зашла один раз — как раз попала под камеру. Мне понадобилась менеджер, чтобы взять ключи и карту от кассы. Зашла на 30 секунд и вышла. Увидела скученность, там было много наших официантов, компания, громкие разговоры, но больше ничего не видела. Была ли нецензурная брань — не помню. Они между собой разговаривали. Это было громко, но я на это не очень обращала внимание. На тот момент была очень загружена своей работой. Впоследствии от коллег мне стало известно, что ребята вели себя громко, потом завязалась потасовка, где участвовала эта компания и Пак. Остальное вы знаете лучше меня. Полицию я, честно говоря, не видела. Потом уже приезжали, но не знаю, полиция ли это была. Просто с менеджером разговаривали.

У прокурора нет вопросов. Ромашов спрашивает про предыдущий допрос.

13:55. Свидетеля отпустили. Перерыв.

13:45. Стукалова: «Сталкиваемся с одним и тем же: либо свидетеля запутали, либо он не прочитал протокол. Зачитываем — и видим одного и того же автора».

Судья:

— Вам кто-то запрещал читать протокол?

— Я посмотрел, там много страниц. подумал: «Ниче се, столько читать». Пробежался глазами и подписал.

Ходатайство удовлетворили. Прокурор начала зачитывать показания, адвокаты между собой переговариваются.

Гособвинитель снова просит сделать замечание — ей «на протяжении всего процесса мешают работать».

Свидетель тогда сказал, что фразу «отвечать за свои слова» говорил Александр Кокорин. Также компания оскорбительно вела себя по отношению к Паку. У свидетеля очень задумчивый вид. В предыдущем допросе он рассказывал, что звонил Паку по просьбе директора кафе. Когда он ему позвонил, Пак попросил его копию записи с камер. Позже приехала его помощница и сняла копии. Денег он за это не получал.

13:35. Александр Кокорин:

— Вы не помните, в чем мы были одеты?

— Нет.

— Когда мы выходили из кафе, я, насколько помню, разговаривал с вами. Не помните, было ли у нас рукопожатие?

— Разговаривали, помню, да.

— После разговора с вами я говорил с Паком. Не помните, я с ним говорил?

— Не помню.

Судья спрашивает, сколько раз свидетель видел компанию. Ответ — трижды.

Вопросов больше нет. Прокурор видит противоречия. Адвокаты против.

13:30. Адвокат Барик:

— Спрашивали ли вы о причинах конфликта у человека, которого удерживали?

— Да. Он говорил: «Пусть ответит за свои слова». На это я ему сказал, чтобы они шли на улицу разбираться.

Бушманов:

— С их стороны было аморальное поведение?

— Не видел.

— Была ли возможность перегородить вход в этот зал?

— Нет, у нас очень демократичное заведение — мы так не делаем. Все гости могут сидеть там, где хотят. Постоянные посетители садятся сразу на любимое место.

— Пак — постоянный посетитель?

— Часто ходит. Он на разные места садится. Не думаю, что это место, где он тогда сидел, его постоянное. Бронь на этот стол не поступала.

— Он мог самостоятельно пересесть?

— Да, это его право.

Прилипко:

— Вы сказали, что просили компанию успокоиться. Кто-то из подсудимых проявлял агрессию на эти слова?

— Нет.

— Известно ли вам, просил ли Пак его пересадить?

— Не знаю.

— Мест было много?

— Да.

13:26. Адвокаты указывают судье на тон прокурора и просят сделать ей замечание. Прокурор, в свою очередь, просит сделать ответное замечание — адвокаты мешают ей допрашивать свидетеля.

Ромашов:

— Что входило в ваши должностные обязанности в тот день?

— Я пришел с утра, попробовал кофе свежей обжарки, а потом уехал на тренинг.

— К вам со стороны персонала или посетителей поступали жалобы на компанию?

— Нет.

— Вы не видели, как Паку наносился удар стулом?

— Не видел.

— Как расставались Пак и футболисты?

— По-моему, я оттуда уже ушел.

— Замирений не было?

— Я потом смотрел видео, Пак разговаривал с кем-то из парней. Мне показалось, что вопрос исчерпан. Не знаю, насколько это было мирно.

Стукалова:

— Менеджер должен согласовывать с вами просьбу посетителя его пересадить?

— Нет.

— Как вы считаете, тогда была возможность пересадить Пака?

— Да, была.

— Потерпевший Пак жаловался на головную боль, просил вызвать скорую?

— Нет.

— Может, он держался за голову?

— Я не видел.

— Александр Кокорин как себя вел в предыдущие визиты в кафе?

— Абсолютно нормально. Жалоб не было. Мне официанты говорят, когда известные личности приходят. И тогда сообщали. Я думал: «Пойду, на Кокорина посмотрю». Он всегда спокойно сидел, обедал.

13:17. Продолжаем разговор.

— Что было дальше? Пошагово.

— Пошагово… Вроде все начали расходиться. Пак остался на своем месте, компания не знаю, куда пошла.

— В другой зал они не перемещались?

— Я не видел.

— Вы не видели? Меня интересует зал через перегородку.

— А, через перегородку. Девушки туда ходили.

— Только девушки?

— Только девушки.

— Подсудимые не ходили?

— Не помню, надо камеры посмотреть.

— Кто-нибудь из подсудимых просил удалить видео?

— Я не слышал. Потом официанты рассказывали, что там была какая-то съемка.

— Девушки себя как вели?

— Как муравьи бегали.

— Кто-нибудь что-нибудь разбивал?

— Да. Девушка со стола тарелки смахивала. Она телефон искала.

— Одну тарелку?

— Я видел одну.

Прокурор дотошно допрашивает о событиях того утра. Кто кого бил, как бил. Только вот свидетель особо ничего не видел.

13:05. Вопросы свидетелю.

— С чего вы взяли, что надо кого-то держать?

— Не раз в своей жизни разнимал мужчин, которые выясняют отношения.

— В вашем кафе это норма?

— Что — норма? Выяснять отношения?

— Да.

— Нет. Мне кажется, это вообще не норма.

— Хорошо. Дальше что?

— Стояли, выясняли что-то. Была словесная перепалка. Много слов было, моя задача была — чтобы потасовки не было. Вот одного и держал.

— А он что делал?

— Говорил что-то Паку. Вроде «За свои слова надо отвечать».

— А подсудимые где были?

— Ну там толпа была. Все в зале были. Охранник, персонал — тоже помогали всех успокаивать.

— Вы просили их успокоиться?

— Да. Говорил: «Парни, успокойтесь, идите выяснять отношения на улицу».

— Какая реакция была?

— Ну не знаю. Мы дверь им попозже открыли.

— Вы хотите сказать, что вы виноваты в конфликте, потому что дверь не открыли?

— Нет, не хочу.

— Они успокоились, когда вы их просили это сделать?

— Судя по всему, нет.

— Сколько времени это продолжалось?

— Минут 10-15.

— Вы Кокорина Александра узнали?

— Да.

— Он посещал до этого «Кофеманию»?

— Пару раз его точно видел.

— Вы уверены, что слова в адрес Пака, про которые вы сказали, прозвучали не от Александра Кокорина?

— От того парня, которого я держал. Остальные все тоже ругались, громко говорили.

— Угрозы были?

— Не слышал.

— А Пак что делал в это время?

— Он был у меня за спиной. Я не видел.

— От него вы слышали какие-нибудь угрозы?

— Я не разбирал, кто там что говорил. Что слышал, я вам сказал.

— Вы видели Гайсина?

— Нет. Я не видел, ни как Пак зашел, ни как Гайсин.

— Кто-то при вас удары кому-нибудь наносил?

— Я не видел.

— Агрессию по отношению к Паку выражали?

— Кто? Я?

— Да не вы! А кто-то из компании.

— Не было.

— А зачем вы кого-то держали тогда?

— Чтобы предотвратить драку. Люди громко разговаривали, была словесная перепалка.

— Но если вы удерживали человека, значит, он хотел нанести удар?

— Необязательно.

— То есть вы просто так удерживали человека? Вам нравится?

— Ага, нравится (смеется).

— Кто-то во время потасовки что-нибудь снимал?

— Я не видел.

13:00. Свидетель №2. Дмитрий Грачёв:

— Я работаю управляющим ресторана «Кофемания». Пришел на работу около 8 часов утра. Пришел, разделся. Ко мне кто-то из официантов подошел и сказал: «Диман, у нас Кокорин с Мамаевым сидят». Прошел в зал — точно сидят. Судя по камерам наблюдения, их было десять человек, они сидели в самом дальнем зале. Не помню, кто ещё там был. Вроде одни — все-таки это было утро понедельника. Гости приходили, уходили.

Пила ли компания алкоголь — не видел, но они точно заказывали пиво и грамм 300 виски. Пока не начался конфликт, они себя нормально, спокойно вели. В их поведении ничего такого не было. Когда проходил в туалет, окинул их взглядом. Потом я собирался уходить. Пока застегивал куртку, посмотрел по камерам — а там потасовка. Дал указание менеджеру бежать и разнимать. Сам сбросил куртку, оставил портфель и пошел туда же. Я держал одного парня, но его здесь нет. Он был в черном. Просил их успокоиться. Позади меня был Пак.

12:40. Вызывается первый свидетель — Дмитриев Николай, охранник Театра Сатиры. Подсудимые ему не знакомы, неприязни к ним нет, оснований для оговора — тоже.

— Утром 8 октября я был на работе. К нам подъехал белый «мерседес», водитель был весь в крови, окно было разбито. Я постучал по окну, от него реакции не было. Я позвонил в «скорую», дальше они уже сами разбирались. Больше к машине я не подходил. При мне водитель из машины не выходил. Машина была испачкана кровью. Кроме стекла других повреждений не заметил. Водитель сидел, опрокинувшись на сиденье, на мой стук не реагировал. Не знаю, был ли он в сознании. Он не шевелился. Поэтому я долго не задерживался, сразу в «скорую» позвонил. Минут через 25-27 минут приехала полиция. Ни с кем из них я не общался.

Вопросы адвокатов:

Ромашов:

— Вы запомнили номера машины?

— Я уже забыл всё… Может, и называл их следователю.

— Вы ему сообщали то же самое, что и сейчас? Не говорили, что Соловчук выходил и вытирал кровь?

— А! Выходил, когда уже сотрудники полиции приехали. Видать, оклемался. Вокруг машины ходил.

Ни у кого вопросов больше нет.

12:20. Сегодня выслушаем новую пятёрку свидетелей.

12:10. Адвокат Кирилла Кокорина Барик сразу идёт в бой: «Парней хотят уничтожить! За что? Как мы жить-то дальше собираемся со всем этим? Они ведь ничего такого не совершили, правда? А их изничтожить хотят.

Всех ребят слышно хорошо, а он (Соловчук) говорит тихо. Понимал, что запись ведётся. Смотрю на его лицо, вы видели там страх? Если бы захотел, махнул рукой и троих скинул. 8 лет человек учится отталкивать от себя предметы. Наверное, хорошо умеет! Видели, как Кирилл улетел? Соловчук наверняка и не заметил. Тут я ему верю».

12:00. Самый громкий суд в новейшей истории российского футбола продолжается. Наши корреспонденты снова на месте события — в режиме онлайн передают новости из Пресненского суда столицы. Если вы пропустили, что происходило на процессе накануне, можете ознакомиться со стенограммой заседания по ссылке. Восьмой день рассмотрения дела пор существу обещает быть не менее интересным и информационно насыщенным. Оставайтесь с нами.

Суд над Кокориным и Мамаевым. День восьмой. Как это было

Суд над Кокориным и Мамаевым. День седьмой. Как это было
Всё о деле Кокорина и Мамаева.
Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *