Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола
Каррера бросает все силы на навал. Ход с Максимовичем – очень спорный Массимо Каррере пока не хватает опыта, чтобы стабильно управлять игрой «Спартака». Иногда... Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Каррера бросает все силы на навал. Ход с Максимовичем – очень спорный

Массимо Каррере пока не хватает опыта, чтобы стабильно управлять игрой «Спартака». Иногда он видит проблемы красно-белых и маскирует умными заменами или тактическими перестановками (как в декабрьском дерби с ЦСКА), а иногда – делает игру «Спартака» слабее. Так было в матче с хабаровским СКА. Каррера одновременно убрал Романа Зобнина, лучшего игрока матча у красно-белых по движению, и Софьяна Ханни, способного искать пространство в центре, и выпустил Самедова с Мельгарехо. Персонально Мельгарехо – из-за игры парагвайца головой. Так Каррера осознанно оставил команду без двух игроков, обеспечивавших взлом пространства передачами низом, сохранил на поле лишь одного такого – уже психованного Промеса. И постепенно перешёл на банальный навал.

Главным штрихом стал перевод в атаку Николы Максимовича на 84-й минуте, после очередного дальнего удара в молоко от Педро Роши. Когда серба отправили в атаку, Каррера подозвал к себе Александра Самедова. Вероятно, тренер дал ему установку постоянно грузить мяч в штрафную – в точку, куда одновременно стягивались Максимович, Мельгарехо и Адриано. Вместе с ним объём навесов давали Ещенко и Комбаров, а Фернандо оттянулся разыгрывать мяч к центральным защитникам.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Каррера точно не угадал с заменами и сменой стратегии – переходить на навал задолго до финального свистка, особенно когда поиск свободного пространства получается, кажется неправильным. И даже перевод Максимовича в атаку, главный ход вечера, сложно трактовать однозначно. Максимович открывался, забегал к флангам и заполнял штрафную, когда «Спартак» готовил новый навес, но за четыре минуты совершил лишь одно ТТД в атаке. Да, то самое единоборство с Димидко, после которого судья назначил штрафной. До победного штрафного серб был бесполезен перед чужими воротами. Но совершил действие, повлиявшее на итоговый результат.

Манчини подстраивается под тактику Карпина. Впервые в сезоне

После потери очков в Ростове-на-Дону Роберто Манчини снова выревел горечь обиженных жалоб, и даже жаль, что редкий удачный тактический поиск тренера «Зенита» остался за кадром. По ходу сезона Манчини использовал модуль 3-Х-Х, чтобы удержать нужный счёт, но начал матч со схемой 3-5-2 впервые. Шаг выглядит как желание отзеркалить тактику «Ростова» и нейтрализовать сильные стороны команды (кстати, это Манчини тоже сделал впервые). Если нужно признание работы Валерия Карпина на зимних сборах – вот пожалуйста. Левым центральным защитником стал Маммана, правым центральным – Иванович, страховал их Мевля.

Тактический план разбила травма колена Эмануэля Мамманы. «Зенит» вернулся к 4-4-2, закидывал Антона Заболотного длинными передачами (он выигрывал воздух реже обычного – в 42% случаев). Но в перерыве Манчини решил вернуться к тройке центральных защитников – посадил Матиаса Краневиттера в глубину, Дриусси сделал «десяткой», а в опорной зоне оставил Оздоева и Кузяева. Манчини не объяснял мотивы тактической перестройки в перерыве, но, вероятно, главная причина – частые контратаки «Ростова» с рывками Ионова за спины защитникам. В таких моментах грамотно играл Сигурдарсон, стягивая внимание обоих центральных защитников, и Ионов оставался вообще без опеки. Либо с опекой Смольникова.

Тактическую перестройку «Зенит» соблюдал и в начале атаки, выстраивая билд-ап 3-2…

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

…и защищаясь без мяча.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Смена расстановки в перерыве повлияла на игру – «Зенит» стал лучше контролировать мяч, чаще активничать в штрафной «Ростова» и почти погасил ростовские контратаки. Правда, контроль и давление «Зенита» привели только к дальнему удару Магомеда Оздоева, а сам «Ростов» в быстрой атаке заработал чистый пенальти. Ситуацию не изменил даже выход Александра Кокорина, от чьих голов «Зенит» так зависит. Вернуться к 4-4-2 Манчини снова пришлось вынужденно, из-за травмы Кузяева. Опыт использования 3-5-2 пока выглядит половинчатым.

Ионов – главное оружие контратак «Ростова»

Под «Зенит» Валерий Карпин специально перестроился на 5-4-1, чтобы лучше оборонять фланги – главные зоны атаки для нынешнего «Зенита». Но структура атаки «Ростова» часто оставалась похожей: Калачёв, правый инсайд в 5-4-1, больше раскручивал атаки умными передачами из глубины, а Ионов взаимодействовал непосредственно с Сигурдарсоном, двигался синхронно с исландцем и открывался на линии офсайда под передачи за спину.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Задачи Сигурдарсона и Ионова похожи на задачи связки форвардов в ЦСКА Виктора Гончаренко. Прошлой весной один из нападающих много цеплялся за длинные передачи, а второй собирал подборы вокруг, а потом терроризировал соперника рывками за спину защитникам. Против «Зенита» забросы за спину работают, на прошлой неделе это осознал даже новичок Вадим Евсеев. Пока у «Амкара» не разладилась контригра, Евсеев давал со скамейки указание закидывать мяч верхом, за спины, на ход Оланаре. Не смейтесь – принимая передачи низом, Оланаре намного лучше, чем при бесконечных лонг-боллах.

Свои лучшие моменты «Ростов» как раз создал после длинных передач на Ионова. Очень грамотно работал на напарника Сигурдарсон, стягивая двух центральных защитников сразу: исландец стягивал на себя Мевлю и переключал внимание Ивановича. Ионов же забегал сербу за спину, а Игорь Смольников находился в проигрышном положении. Так «Ростов» организовал для Ионова три выхода один на один – и такая ставка на скорость Ионова ещё неоднократно сработает. Правда, поправить реализацию моментов тоже стоит.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

ЦСКА снова использует 4-3-3. И сталкивается с новыми проблемами

Травмы и короткая «скамейка» бросают Виктора Гончаренко в бесконечный тактический поиск. Дома с «Уралом» ЦСКА перестраивался на асимметричные 4-3-3, когда не удавалось завершение атак, и в Грозном Гончаренко выбрал схожий план. Разные задачи в схеме выполняют инсайды: Витиньо ищет мяч в центре и свободно движется по полю, Муса больше привязан к левому флангу. При позиционных атаках ЦСКА Ахмед обязательно смещался левее. Вместе с разнородностью инсайдов Гончаренко ситуативно использует в 4-3-3 давно забытую фишку, от которой вы отвыкли. Искусственный офсайд!

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Однако переход на 4-3-3 при мощном недокомплекте игроков родил серию проблем ЦСКА:

1. Менее эффективен билд-ап «армейцев». Привычная для ЦСКА структура билд-апа – 3-1, которой помогает один из полузащитников, уходящий в глубину (Головин или Дзагоев). Так у ЦСКА больше вариантов для развития атаки. Раньше, играя в четвёрку защитников, Гончаренко сохранял структуру, двигая Вернблума из опорной зоны к защитникам. В Грозном Вернблум вышел уже на острие атаки – так Гончаренко намекает, что там швед эффективнее – и игроков, готовых выполнять задачу третьего центрального защитника, вообще не осталось. При такой схеме увеличивается длина передач ЦСКА, лонг-боллы используются чаще. Против «Ахмата» средняя длина передачи составила 19,1 м. Для сравнения: среднее значение по туру – 17,8 м, а длиннее пасовали только другие «армейцы» – хабаровские.

2. Проблемы при игре без мяча создаёт Витиньо, банально ленивый для оборонительной работы. Когда «Ахмат» начинал атаку, он часто оставался в центре. Либо же правильно смещался, но не реагировал на забегания себе за спину. Не лучший вариант против грозненцев, чья главная атакующая мощь – Жаба, Мохаммади – именно слева.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

3. Становится более уязвимой опорная зона. Натхо – очень сильный глубинный плеймейкер (лучший в лиге, если не считать Ману Фернандеша с более широкой ролью), но средний опорник, который нуждается в помощи. Адекватной помощи нет. Особенно заметно было, когда Натхо заполнял штрафную ЦСКА при подготовке навесов грозненцев, а Головин и Дзагоев проигрывали подборы и отскоки. В ситуациях, когда команду нагружают оборонительной работой, ЦСКА нужен лишний жёсткий игрок с сильным выбором позиции. Кстати, клонировать его, чтобы использовать на трёх позициях сразу, не получится.

«Динамо» очень грамотно обороняется против «Краснодара»

Тактический стиль Дмитрия Хохлова становится чётким – с акцентами на организацию, физику, стандарты и простые, но отлаженные действия в атаке. Много писал об атаке «Динамо», но теперь важно сказать про оборону и её похвалить. Хохлов укрепил опорную зону, разграничил задачи защитников (центральные – две башни, крайние – два активных пасующих игрока), и оборона «Динамо» стала крепче.

С момента, когда Хохлов стал главным тренером «Динамо», москвичи пропустили всего 7 мячей – меньше только «Локо», «Спартак» и «Рубин». И идут пятыми по ожидаемым пропущенным мячам (8,88 xGA). Лучше цифры лишь у той же тройки и «Зенита», причём лишь «Рубин» создал у ворот «Динамо» действительно много остроты. Фактор календаря здесь отчасти играет роль, но для наглядности можно сравнить оборонительные цифры «Динамо» при Калитвинцеве и Хохлове в матчах с соперниками, против которых москвичи уже играли дважды. Статистика при Калитвинцеве – 8 пропущенных мячей, 7,70 xGA. При Хохлове – 6 пропущенных, 5,80 xGA. Никакой аномалии в результатах обоих тренеров нет, но качественный скачок заметен.

«Краснодар» много контролировал мяч и качественно двигал его в финальной трети, но «Динамо» грамотно выжимало соперника подальше от своей штрафной и не давало создать что-то острое (только момент с ударом Вандерсона в штангу). Ограничить свободу удалось из-за серии факторов и грамотных решений:

1. Активная игра всех защитников в момент приёма мяча. Григорий Морозов очень агрессивно накрывал Павла Мамаева, работал с ним часто до паса Мамаева назад, а страховал зону Константин Рауш. Козлов на своём фланге похожим образом работал по Классону. Резко выдёргивались на принимающих и центральные защитники, причём прогресс Владимира Рыкова в такой активной игре очевиден – раньше он не действовал так агрессивно. Если же кто-то из них проигрывал единоборство и позволял сопернику протащить мяч вперёд – сбивал атаку мелким фолом.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

2. Прессинг на всех участках поля, от всех игроков. Аналогично не давали развернуться и игроки группы атаки. Самый показательный момент игры «Динамо» – рывок Александра Ташаева в прессинг, на скриншоте ниже. Ташаев не стал атаковать Петрова, принимавшего мяч, а сразу же перекрыл направление передачи назад, уже нарисованной защитником «Краснодара» в голове. Перехват, позиционная атака «Динамо» – вот что требовал от атакующих игроков Хохлов. Поэтому объяснимо его недовольство Кириллом Панченко: с ним атака стала интереснее, но проседала работа без мяча – фактически команда использовала в защите на одного игрока меньше, чем было до замены.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

3. Плохое поле. Конечно же, Хохлов лукавил после матча, когда говорил, что поле равно для всех. «Динамо» активно использовало длинные передачи на Обольского или Черных, чтобы форсировать переходную фазу, и делало акцент на навесы. Возможно, очередного слабого матча Константина Рауша как навешивающего (5 попыток, 0 удачных) хватит, чтобы использовать и другие его качества… но против «Краснодара» навесы и забросы были верно выбранной частью стратегии «Динамо».

Схема 4-3-3 вскрывает проблемы «Урала»

Всю осень «Урал» играл по схеме 4-2-3-1, лишь ситуативно отходя от генеральной линии. Теперь Александр Тарханов упорно перестраивает команду на 4-3-3, даже с перекомплектом опорников и недокомплектом игроков в треугольник полузащиты. Если для треугольника с основанием вниз (4-2-3-1) есть сразу четыре опорника – Бумаль, Бавин, Емельянов и Фидлер, то подходящих игроков под схему 4-3-3 нет. Бикфалви – ярко выраженная «десятка», Егорычев – атакующий хав, ещё не адаптировавшийся к скоростям Премьер-Лиги. Евсеев – единственный игрок, более-менее удачно вписывающийся на бумаге в 4-3-3 – травмирован. Из-за этого «Урал» избыточно акцентируется на атаке. Здорово для команды со скромным бюджетом и средним составом, но сомнительно в плане конструкции игры.

«Локомотив», умеющий наказывать соперника на контратаках и чётко действующий в переходных фазах, поймал «Урал» на провалах в центральной зоне. Первый гол – как раз следствие провала, вызванного переходом на схему 4-3-3. Коломейцев накрыл Егорычева в прессинге, открыл себе большую свободную зону. Пространство между защитником и полузащитником на одной вертикальной линии – громадное, а Бумаль обречён на разрыв. Он один в зоне и вынужден смещаться во фланг. «Железнодорожников» – четверо.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Ожидаемо, что разорванный Бумаль не успевает накрыть сначала удар Алексея Миранчука, а потом – его брата.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Во флеш-интервью Александр Тарханов признал, что игра в центре поля при 4-3-3 была разлажена: «В середине слабо играли. Подбора не было. Дали фору «Локомотиву». По подборам «железнодорожники» действительно были сильнее (95-81), и исправить проблему удалось только с выходом Фидлера и тактической перестройкой на 4-2-3-1. Правда, Тарханов сделал это слишком поздно – на 68-й минуте. При этом желаемого результата «Урал» не смог добиться и в атаке. Испытывая сложности в центре поля, «Урал» сбился на фланги и сделал 29 навесов – второй результат в туре после «Спартака». Точными стали всего 8.

Навал – важная тактическая идея «Анжи»

Массимо Каррера не переплюнет Вадима Скрипченко. В «Анжи» работает, пожалуй, самый нелогичный по анатомии игры тренер Премьер-Лиги – он говорит правильные вещи о контроле мяча, строит тренировки через мяч, квадраты и комбинации, покупает классного разыгрывающего хавбека Паула Антона… и плохо контролирует центр. Антон используется непродуктивно, часто принимая мяч глубоко в правом фланге. А контроль «Анжи» выглядит примерно так.

Максимович в атаке – спорное решение. Оно не работало до гола

Это скриншот из предыдущего матча «Анжи», с «Рубином», но проблеме уже не один месяц. Команда Скрипченко одновременно ставит на контроль мяча и бешено заваливается на фланги, вообще не контролируя центр – странный парадокс. Неудивительно, что второй матч подряд Скрипченко забивает на высокопарные слова о качестве футбола и переходит на откровенный навал. «Анжи» выстраивается 3-4-3, а в штрафной одновременно работают три громадных нападающих – Будковский, Калмыков и Лескано. В добавленное время вышел ещё и Прудников, четвёртый таранный форвард.

Спасая концовку, они поучаствовали в 6 верховых единоборствах. Выиграли – всего 2. Один навес нашёл голову Будковского, а после его удара на добивание успел Полуяхтов, но такой план всё равно выглядит неэффективно. Даже против команд, паникующих под давлением и при постоянных навесах, как «Уфа». Боян Йокич может дипломатично говорить, что «Анжи» мог бы сравнять счёт, если бы получил больше времени, но факт – защите в принципе удобнее, когда соперник максимально упрощает игру и переходит на навал. Пока мяч доставляется верхом, можно выбрать верную позицию, чтобы разбить атаку. Сохранять стиль и разыгрывать мяч низом опаснее – сопернику сложнее перестраиваться, когда мяч ходит быстрее, может сказываться и усталость. Но розыгрыш низом у Скрипченко пока только на словах.

В материале использованы данные InStat и паблика «Пыльный чердак».

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *