3:17 Бундеслиги от АПЛ — ужасно, но вот какие цифры имеют значение: 50+1 3:17 Бундеслиги от АПЛ — ужасно, но вот какие цифры имеют значение: 50+1
Чтобы объяснить, почему рассматривать поражения немецких клубов от англичан в 1/8 финала Лиги чемпионов только со спортивной стороны не имеет смысла, достаточно привести один... 3:17 Бундеслиги от АПЛ — ужасно, но вот какие цифры имеют значение: 50+1

3:17 Бундеслиги от АПЛ — ужасно, но вот какие цифры имеют значение: 50+1

Чтобы объяснить, почему рассматривать поражения немецких клубов от англичан в 1/8 финала Лиги чемпионов только со спортивной стороны не имеет смысла, достаточно привести один факт. После того как «Ливерпуль» повёл в Мюнхене во второй раз, спасать «Баварию» был брошен Ренату Саншеш. Хороший и, наверное, до сих пор не до конца раскрывшийся футболист, но дело такое: год назад он так и не сумел закрепиться даже в основе «Суонси». «Суонси» сейчас играет в Чемпионшипе, а «Бавария» возглавляет Бундеслигу — очевидно, что, если такие игроки призваны её спасать, рассчитывать на победу над «Ливерпулем» изначально сложно.

На этом дискуссию о спортивной составляющей немецких 3:17 от АПЛ в 1/8 финала Лиги чемпионов можно свернуть, собрав в дорогу ещё и давно обсуждаемые вопросы отсутствия прогресса молодых талантов из Германии. Поражения на поле важны, но смачный шлепок от англичан заставит вернуть на самый высокий уровень старую дискуссию об управлении клубами Бундеслиги. Речь о правиле 50+1.

3:17 Бундеслиги от АПЛ — ужасно, но вот какие цифры имеют значение: 50+1

Фабрика звёзд. Почему Бундеслига массово принимает молодёжь из Англии
Спойлер: во всём снова виноват Гвардиола.

Если вы в курсе, что это за правило, сразу переходите к следующему абзацу, а для остальных — короткий ввод в курс дела. Правило 50+1 Немецкой футбольной лиги ограничивает деятельность инвесторов в клубах Германии — несмотря на распространённую точку зрения о том, что это защита от агрессивного арабского или китайского капитала, правило изначально вводилось, чтобы не допустить превращения клубов в корпорации любого вида. Исключений из правила всего три — «Вольфсбург», «Байер» (оба клуба — заводские) и «Хоффенхайм» (Дитмар Хопп очень давно вкладывает деньги в родной клуб). Чтобы обойти правило, нужно инвестировать в клуб не менее 20 лет и при этом вкладывать существенные суммы. Снижение результатов в еврокубках пару лет назад уже привело в Германии к дискуссии на тему необходимости барьера, не позволяющего крупным корпорациям забрать управление клубом у людей, но отменить правило пока не удаётся. Ровно год назад, в марте 2018-го, за отмену 50+1 высказались всего четыре из 36 клубов первой и второй Бундеслиг.

Если говорить очень грубо, то именно это правило просто не позволяет немецким клубам конкурировать за лучших игроков и другие ресурсы с бездонными кошельками АПЛ, испанских топов и Парижа.

Безусловно, в том, что правило по-прежнему существует, главную роль играет фанатская культура — в Германии она сильнее, чем в Англии, Испании или Франции. Однако в нынешнем виде 50+1 не просто не даёт клубам развиваться финансово — эта регулировка просто выглядит слишком искусственной. Один из разработчиков концепта 50+1 Вольфганг Хольцхойзер, много лет проработавший менеджером в Немецкой футбольной лиге, Немецком футбольном союзе и «Байере», выделяет важнейшую ошибку современной редакции правила. По его словам, 20-летний барьер появился, потому что все были уверены, что из-под него будут выходить только клубы, которые спонсируются, как тот же «Байер» — инвестиции фармацевтического завода стали частью клубной традиции. Однако не только домашние заводы хотят вкладывать в немецкий футбол — и таких потенциальных инвесторов 20-летняя отсрочка до момента поглощения клуба отпугивает естественным образом.

Хольцхойзер при этом подчёркивает, что правило само по себе хорошее и удачное, а его основу нужно сохранить. Это действительно легко доказать: за 20 лет в высших немецких лигах не было ни единого случая, когда клуб начало трясти только потому что инвестор потерял интерес к проекту — таких примеров по Европе каждый год достаточно. Финансовая стабильность позволила Бундеслиге развиваться быстрее, чем развивалась немецкая экономика (это уникальная ситуация), а документ лицензирования стал формальностью, потому что клубы с тотальной прилежностью подходили к вопросу собственной ликвидности (другая галактика для нас в России). По словам Хольцхойзера, адаптация может быть такой: ассоциация, которая сейчас является высшим органом управления немецким клубом, сама регулирует, допускать ли продажу акций инвестору и каким способом отдавать ему их. Главные вопросы управления всё равно должны быть решены ассоциацией, а тестовый период верности, который сейчас составляет немыслимые 20 лет, должен быть сокращён до трёх лет.

3:17 Бундеслиги от АПЛ — ужасно, но вот какие цифры имеют значение: 50+1

Тактический мастер-класс от Клоппа. «Ливерпуль» идёт дальше
Главный тренер красных снова сыграл от обороны – и не прогадал. «Бавария» повержена.

Хольцхойзер ясно и чётко доносит такую мысль: основную идею 50+1 — «Ни у кого и никогда не должно быть неограниченного доступа к клубу Бундеслиги» — нужно сохранить. Но модернизация правила необходима.

Бывший футболист сборной Германии Фабиан Эрнст на днях стал владельцем клуба первой лиги Дании (аналог нашей ФНЛ) «Нествед». Помимо того что в Дании легко организовать схему клуба-донора молодых игроков из Африки, а «Нествед» достался Эрнсту ещё и без долгов, был ещё один важный момент в выборе клуба и страны. В Дании нет правила 50+1 или его аналога, в Германии же бронзовый призёр Кубка конфедераций — 2005 смог бы стать владельцем при нынешнем регламенте лишь к своему 60-летию. «С одной стороны, я считаю это правило хорошим, так как многие инвесторы думают не о футболе, а только о возможной выгоде. С другой стороны, нужно быть осторожными, чтобы Германию не отцепили», — говорит Эрнст о правиле. Результаты Лиги чемпионов нынешнего сезона показывают, что осторожности уже мало.

Родным клубом Эрнста — «Ганновером» — руководит самый самый ненавидимый в Германии президент. Мартин Кинд уже несколько лет в состоянии открытой войны с болельщиками «96-х», а в последний год он ещё и начал конфронтацию с Немецкой футбольной лигой, которая не дала Кинду возможности стать исключением из правила. Дело в том, что 74-летний бизнесмен уже более 20 лет вкладывается в «Ганновер», но общая сумма такой помощи тоже регулируется правилом. Инвестиции Кинда в размере 19,7 млн евро считались недостаточным основанием для того, чтобы позволить обойти барьер — тем более что некоторые деньги названы «инвестициями» условно. Например, Кинд отказывался от зарплаты генерального директором клуба — это тоже считалось его вкладом.

Пример Кинда, который бесится по поводу отказа уже почти год, бегая по судам, показывает, насколько эта проблема является сложной. В том, что творится с «Ганновером», свои аргументы видят и сторонники правила 50+1 в нынешней редакции, и противники. Сторонники указывают на то, как президент «96-х» безмерно желает стать владельцем клуба, изменить форму собственности и продать свой пакет акций как можно дороже — всё это происходит в момент, когда команду уносит во вторую Бундеслигу, и на поле анархия. С их точки зрения, это демо-версия того, как беспечно будут относиться к клубам инвесторы, которых интересует только личная выгода. Противники же справедливо парируют, что такая ситуация возникла даже при 50+1, а значит барьер не всегда может защитить от инвесторов, желающих скинуть свой контрольный пакет подороже. И если так, то правило уже нуждается в доработке.

Неопределённость и очевидное несоответствие времени главного правила немецкого футбола всё сильнее отражается на его результатах на евроарене. Разрыв между богатыми и бедными, рост которого тоже приводится в качестве аргумента сторонниками 50+1, продолжает увеличиваться и при наличии искусственного барьера. Вольфганг Хольцхойзер не совсем понимает, о каком влиянии фанатской культуре может идти речь в вопросе финансового благополучия клубов. «Знаете, в конце 80-х „Кёльн“ подписал контракт с бельгийцем ван Голом на миллион немецких марок. Тогда газеты тоже писали, что фанаты больше с таким не смирятся», — замечает идеолог правила 50+1, перешедший на сторону привлечения инвестиций.

Большие деньги для легионеров в Германии давно перестали быть чем-то страшным. Более того, болельщики требуют от клубов конкуренции за лучших игроков мира, но при этом продолжают протестовать против отмены правила 50+1. Пример Хольцхойзера становится ещё более символичным, учитывая, что последним участником еврокубков от Германии остался франкфуртский «Айнтрахт» — самый интернациональный клуб Германии.

За «Айнтрахт» играют представители 17 национальностей, а тренирует их — что ещё больнее для аутентичных немецких болельщиков — австриец Ади Хюттер.

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *